Неизвестная история человечества - страница 13

Рис. 6.9. Металлический шар из Юж­ной Африки с тремя параллельными насечками вокруг центральной части Шар этот обнаружен в докембрийских минеральных отложениях, возраст ко­торых оценивается в 2,8 миллиарда лет.
Предположение о том, что сферические образования яв­ляют собой конкреции лимонита, сразу же на­талкивается на возра­жение, связанное с их необычайной твердос­тью. Как уже было отме­чено, поверхность ме­таллических шаров нельзя поцарапать даже острым стальным пред­метом, однако твердость лимонита, указанная в минералогических спра­вочниках, относительно низка и составляет от 4 до 5,5 единицы по шкале Моза. Кроме того, кон­креции лимонита обык­новенно встречаются

скоплениями, наподобие мыльных пузырей, притягиваемых друг к другу. Судя по имеющимся данным, поодиночке они обычно не залегают и абсолютно сферической формы, как в нашем случае, не имеют. И уж тем более никаких параллель­ных насечек (рис. 6.9) на поверхности конкреций не бывает. В данной работе нас прежде всего интересует именно шар с тремя параллельными насечками, проходящими по «эквато­ру». Даже если допустить, что сфера эта является лимонито-вой конкрецией, никаких убедительных доводов в пользу при­родного происхождения указанных насечек мы не видим. А потому считаем, что столь таинственный предмет оставляет место для предположения, что южноафриканский металличе­ский шар с насечками, обнаруженный в минеральных отло­жениях, которым 2,8 миллиарда лет, можно считать продук­том деятельности разумных существ.

Примечание

1 Минерал подкласса слоистых силикатов. По происхож­дению гидротермальный, метаморфический. Коррозионно-стойкий материал, сырье для огнеупоров и др.

2 Класс вымерших морских членистоногих, широко рас­пространенных начиная с кембрийского и вплоть до середины пермского периода. Длина тела у'большинства 3—10 см. Око­ло 1,5 тысячи родов.

3 Уильям Эммонс (William Emmons, 1876—1948) — аме­риканский геолог, автор трудов по теории рудообразования.

4 Ориньякская культура позднего палеолита в Западной Европе, названа по пещере Ориньяк (Aurignac) на юге Фран­ции (департамент Верхняя Гаронна). Характерны кремневые пластины с ретушью, костяные наконечники копий, прими­тивные произведения древнего искусства.

7

Необычные скелетные останки человека

На протяжении девятнадцатого и в начале двадцатого столетия ученым неоднократно попадались в удиви­тельно древних геологических формациях не только многочисленные каменные орудия и прочие предметы мате­риальной культуры, но и скелетные останки людей с совре­менным анатомическим строением.

Подобные находки человеческих костей, поначалу прив­лекавшие достаточно внимания, теперь практически безвест­ны. Современные публикации на эту тему по большей части оставляют впечатление, что после открытия первого неандер­тальца в 1850-х годах и вплоть до обнаружения яванского че­ловека в 1890-х годах никаких более-менее значительных на­ходок зарегистрировано не было.

Бедро из Трентона

1 декабря 1899 года коллекционер по имени Эрнст Фольк (Ernest Volk), сотрудничавший с Американским архео­логическим и этнологическим музеем Пибоди при Гар­вардском университете, при обследовании района строитель-

ства железной дороги к югу от Хэнкок-авеню в черте города Трентона, штат Нью-Джерси, обнаружил человеческое бедро. Бедро лежало поверх небольшого уступа на глубине 91 дюйма (2,3 метра) от поверхности. «На высоте примерно четырех дюймов (10 см) от кости... имелось углубление, контуры кото­рого совпадали с формой кости, откуда та, по всей видимости, и выпала», — рассказывал Фольк. Бедро он сфотографировал, а в своих пояснениях указал на то, что напластования сверху и по обеим сторонам находки были совершенно нетронуты. По словам Фолька, бедро подверглось полной фоссилизации. В том же напластовании были обнаружены еще и два фрагмен­та человеческого черепа.

В письме от 30 июля 1987 года Рон Уитт (Ron Witte) из Геологоразведочного управления штата Нью-Джерси сооб­щил авторам, что пласт в Трентоне, где были найдены бедро и фрагменты черепа, относится к Сангомонской межледниковой формации, то есть его возраст — порядка 107 тысяч лет. Со­гласно господствующим ныне представлениям, человек со­временного типа впервые появился в Южной Африке при­мерно 100 тысяч лет назад, а в Америку мигрировал никак не ранее 30 тысяч лет назад.

Вернувшись 7 декабря 1899 года к выемке железнодо­рожного пути, примерно в 24 футах к западу от места обнару­жения окаменевшего бедра, Фольк в том же слое откопал два фрагмента человеческого черепа. Напластования сверху и по обеим сторонам новой находки также оставались нетронуты­ми.

Могли ли человеческие кости каким-т'0 образом попасть на глубину из верхних слоев? Фольк обратил внимание на красновато-желтый цвет верхних напластований, однако кос­ти были «бледные как мел», что соответствовало белому цве­ту песка того слоя, откуда он их извлек.

Поразительное сходство трентонской кости с бедром со­временного человека побудило Алеша Грдличку из Смитсо-новского института высказать предположение о ее относи­тельно небольшом возрасте. Будучи уверенным, что по-настоящему древнее бедро непременно должно обладать

примитивными признаками, Грдличка, тем не менее, так ото­звался о трентонской находке: «Вывод о древнем происхож­дении этого образца основывается исключительно на геологи­ческих свидетельствах». При этом он никак не уточнил, почему же надежность геологических свидетельств доверия у него не вызывает.

На протяжении девятнадцатого и в начале двадцатого века в Европе было зарегистрировано несколько находок ске­летных останков человека в формациях, относящихся к сред­нему плейстоцену, в том числе открытия в Гелли-Хилл, Му-лен-Киньон, Клиши, Ля-Дениз и Ипсвиче. Несмотря на определенные сомнения относительно истинного возраста указанных находок, мы решили включить их в данный обзор ради его полноты. Местонахождение скелетов в напластова­ниях среднего плейстоцена можно приписать самым различ­ным факторам: недавнему повторному захоронению, ошиб­кам в сообщениях о находках либо тривиальному мошенничеству. Тем не менее есть веские основания полагать, что скелеты эти действительно относятся к среднему плей­стоцену. Рассмотрим несколько случаев, в наибольшей степе­ни заслуживающих внимания.

Скелет из Гелли-Хилл

При рытье котлована в лондонском пригороде Гел­ли-Хилл (Gaily Hill) в 1888 году, рабочие достигли мелового слоя, предвари тельно сняв несколько на­слоений песка, суглинка и гравия общей глубиной 10—11 футов (3—3,5 метра). Один из землекопов по имени Джек Олсоп сообщил коллекционеру древностей Роберту Элиоту (Robert Elliott) о человеческом скелете, вмуро­ванном в отложения футах в восьми (2,5 метра) от по­верхности земли и примерно в двух футах (60 см) от верхней кромки мелового слоя.

Изъяв череп, остальную часть скелета Олсоп оставил на месте обнаружения. Элиот утверждает, что лично видел ске­лет вмурованным в отложения: «Мы тщательно обследовали место в поисках признаков внешнего вмешательства, однако ничего не обнаружили — напластования оставались нетрону­тыми». Затем Элиот изъял скелет, позднее передав его Э. Ньютону, который и опубликовал сообщение о находке, опре­делив ее возраст как чрезвычайно древний.

Школьному учителю по имени М. Хейс (М.Н. Heys) уда­лось осмотреть кости в предположительно нетронутых отло­жениях еще до их изъятия Элиотом. Череп же он видел не­медленно после обнаружения скелета землекопом. Вот что утверждает Хейс: «Даже у обыкновенного, более-менее обра­зованного человека не возникнет и тени сомнения относитель­но возраста находки, соответствующего возрасту окружаю­щего гравия... То, что отложения оставались абсолютно нетронутыми, было столь очевидно, что и землекоп это заме­тил: «Не знаю, человек это или зверь, но его тут никто не хо­ронил». Кроме того, в Гелли-Хилл было найдено множество каменных орудий».

Согласно современным методам датирования, отложе­ния Гелли- Хилл относятся к Голштинской межледниковой формации, то есть их примерный возраст — 330 тысяч лет. Признано, что анатомическое строение скелета из Гелли-Хилл соответствует современному человеку. В то же время подавляющее большинство ученых полагает, что первые лю­ди с современным анатомическим строением (Homo sapiens sapiens) появились в Африке около 100 тысяч лет назад. Счи­тается также, что люди, известные как кроманьонцы, пришли в Европу примерно 30 тысяч лет назад, вытеснив оттуда неан­дертальцев.

Но что же говорят о скелете из Гелли-Хилл современ­ные палеоантропологи? Вопреки стратиграфическим свиде­тельствам, собранным Хейсом и Элиотом, К. Окли (К.Р. Oakley) и М. Монтегю (M.F.A. Montaigu) в 1949 году обнародо­вали заключение, в котором утверждалось, что скелет захо­ронен в среднеплейстоценовых отложениях недавно и что

возраст костей, не подвергшихся окаменению, не превышает нескольких тысяч лет. Это мнение разделяют практически все современные палеоантропологи.

Аргументом им служит тот факт, что содержание азота в костях из Гелли-Хилл примерно соответствует аналогично­му параметру относительно недавних захоронений из других районов Англии. Азот — одна из составляющих белка — с те­чением времени подвергается распаду. Зарегистрировано, од­нако, множество случаев, когда белок в ископаемых сохра­нялся на протяжении многих миллионов лет. Условия, благоприятствующие консервации азота, зависят от конкрет­ного места и сильно друг от друга отличаются, поэтому нель­зя с уверенностью утверждать, что относительно высокое со­держание азота в костях из Гелли-Хилл свидетельствует об их недавнем происхождении. Тем более что кости эти были обнаружены в вязких суглинистых отложениях, благоприят­ствующих сохранности белка.

Окли и Монтегю обнаружили в человеческом скелете из Гелли- Хилл содержание фтора, свойственное верхнеплей­стоценовым и голоценовым (недавним) захоронениям в других районах. Тем не менее известно, что кости впитывают фтор из подземных вод, где его содержание сильно варьируется в за­висимости от местных условий, а потому сравнительное со­держание фтора в костях, обнаруженных в разных местах, представляется весьма ненадежным показателем с точки зре­ния определения их возраста.

Позднее в исследовательской лаборатории Британского музея провели анализ скелета из Гелли-Хилл с использова­нием углерода-14, на основании чего возраст костей был опре­делен в 3310 лет. Однако методика этого анализа теперь счи­тается ненадежной. К тому же следует учесть высокую вероятность загрязнения скелета, хранившегося в музее на протяжении восьмидесяти лет, углеродом недавнего проис­хождения, что вполне могло повлиять на результаты анализа.

В попытке дискредитировать свидетельства Элиота и Хейса, указывавших на отсутствие в Гелли-Хилл каких-либо признаков захоронения, Окли и Монтегю представили ряд ар-

гументов в дополнение к результатам своих химических и ра­диометрических анализов.

Так, по их мнению, одним из очевидных признаков имев­шего место захоронения является относительная целостность скелета из Гелли-Хилл. В действительности же практически все ребра, позвоночник, кости предплечья, кистей рук и стоп у скелета как раз отсутствуют. Даже в известном случае с «Лю­си» — ископаемым Australopitecus afarensis — скелет сохра­нился гораздо лучше, при этом никому не приходит в голову утверждать, что австралопитеки хоронили своих покойников. Не раз исследователи обнаруживали прекрасно сохранивши­еся скелетные останки Homo erectus и Homo habihs, и ни один палеоантрополог не решится утверждать, что и в этих случа­ях имело место захоронение. Так что относительно полная со­хранность скелетов человекоподобных существ вполне воз­можна и без всякого захоронения.

Допустим; что скелет из Гелли-Хилл был в самом деле захоронен, однако из этого отнюдь не следует, что захороне­ние обязательно должно было произойти недавно. Вот что сэр Артур Кит (Arthur Keith) писал в 1928 году: «Тщательно взвесив всю совокупность имеющихся в нашем распоряжении свидетельств, мы придем к выводу о принадлежности скелета из Гелли-Хилл человеку... похороненному в те времена, когда глубинные пласты гравия являлись земной поверхностью».

Как можно увидеть, древние костные останки косвенно указывают на события, происходившие в крайне отдаленном, недоступном нам прошлом. Споры о возрасте таких костей практически неизбежны, а имеющихся свидетельств во мно­гих случаях явно недостаточно для их окончательного разре­шения. Сказанное в полной мере относится и к скелету из Гел­ли-Хилл. Заключение Окли и Монтегю ставит под сомнение свидетельства Элиота и Хейса, и наоборот, эти свидетельства в корне противоречат упомянутому заключению.

Челюсть из Мулен-Киньон

В 1863 году Ж. Буше де Перт (J. Boucher de Perthes) обна­ружил в пещере Мулен-Киньон (Moulin Quignon), не­подалеку от фран цузского городка Аббевиль (Abbeville), челюсть человека с современным анатомическим строением. Находку он извлек из слоя черного песка и гравия вместе с каменными орудиями, классифицированными как относящиеся к Ашельской культуре.' Черный песчаный слой находился на глубине 16,5 фута (5 метров) от поверхности. Ашельские стоянки в Аббевиле принадлежат к уже упоми­навшейся Голштинской межледниковой формации, возраст которой — около 330 тысяч лет.

Узнав о находке челюсти и каменных орудий, группа видных английских геологов посетила Аббевиль и на первых порах была приятно удивлена. Позднее, однако, некоторые каменные орудия из коллекции Буше де Перта были объявле­ны фальшивками, подсунутыми ему землекопами, а затем ан­глийские ученые поставили под сомнение и подлинность че­люсти. Захватив с собой в Англию один из обнаруженных вместе с челюстью зубов и вскрыв его, они были поражены степенью его сохранности, что лишь усугубило их сомнения. Однако многие специалисты в сфере физиологической антро­пологии напомнили, что весьма хорошая сохранность окаме­невших древних зубов — не такая уж и редкость.

Как один из признаков фальсификации была отмечена довольно странная окраска челюсти из Мулен-Киньон, «кото­рая оказалась поверхностной» и «легко соскабливалась с кос­ти». Позднее английский антрополог сэр Артур Кит заявил, что эта особенность челюсти «отнюдь не опровергает ее под­линности».

В мае 1863 года английские геологи встретились в Пари­же со своими французскими коллегами, чтобы рассмотреть вопрос о происхождении челюсти. Образованная ими комис­сия пришла к заключению о ее подлинности, при этом двое ан­глийских ученых сделали ряд оговорок. В дальнейшем, одна-

ко, английские члены комиссии продолжали отрицать под­линность челюсти из Мулен-Киньон, а со временем их точка зрения была принята большинством ученых.

«Французские антропологи, — отмечает Кит, — настаи­вали на подлинности челюсти вплоть до 80—90-х годов XIX века, когда ее все-таки исключили из перечня открытий, от­носящихся к древним людям. В настоящее время существует почти единодушное мнение о челюсти из Мулен-Киньон как о ничего не стоящем предмете. Забвение этой находки относит­ся к тому времени, когда утвердился взгляд на неандертальца как на единственное относящееся к плейстоцену звено в эво­люции современного человека. Как мы теперь видим, эта точ­ка зрения отнюдь не бесспорна».

Иными словами, ученые, считавшие неандертальцев не­посредственными предшественниками человека разумного, не могли не отвергать подлинность челюсти из Мулен-Киньон по той простой причине, что она доказывала существование человека с современным анатомическим строением еще до не­андертальца. В наше время мнение о неандертальцах как о не­посредственных предшественниках людей современного типа уже не в моде, что отнюдь не привело к признанию аббевиль-ской челюсти, возраст которой — если только она подлин­ная— превышает 300 тысяч лет.

На основании имеющихся данных трудно сделать окон­чательное заключение о подлинности челюсти из Мулен-Ки­ньон. Но даже если и челюсть, и найденные вместе с ней мно­гочисленные каменные орудия признать фальсификацией, то что это нам даст с точки зрения надежности палеоантрополо-гических доказательств? В дальнейшем мы увидим, что если челюсть и орудия труда из Мулен-Киньон и являются фаль­сификацией, то отнюдь не единственной в своем роде. Так, пилтдаунского человека (см. главу 9) признавали на протяже­нии сорока лет, прежде чем отвергнуть как искусную мисти­фикацию.

Мулен-Киньон в свете вновь открывшихся обстоятельств

Не так давно в распоряжение авторов попали неизвест­ные ранее сведения, позволяющие по-новому взгля­нуть на открытие в Мулен-Киньон. Буше де Перт про­должал настаивать на подлинности своей находки и после того, как споры вокруг нее завершились. В стремлении дока­зать свою правоту он провел в Мулен-Киньон новые раскопки под строжайшим контролем, в присутствии нескольких на­блюдателей с ученой степенью. Раскопки дали поразительные результаты: было обнаружено множество костей, их фраг­ментов и зубов, принадлежавших людям с современным ана­томическим строением. Эти открытия, не получившие в анг­логоворящем мире практически никакого резонанса, стали весьма знаменательным доказательством существования че­ловека в Европе в эпоху среднего плейстоцена, то есть свыше 300 тысяч лет назад. Кроме того, они явились новым аргумен­том в пользу подлинности первой находки (челюсти) в Мулен-Киньон. Здесь мы ограничимся лишь кратким упоминанием этих важнейших открытий, поскольку один из авторов, Майкл Кремо, намеревается посвятить им отдельную книгу.

Скелет из Клиши

В 1868 году Эжен Бертран уведомил Парижское общест­во антро пологий об обнаруженных в карьере близ аве­ню Клиши (Clichy) фрагментах человеческого черепа вместе с бедром, большой берцовой костью и несколькими ко­стями ступни. Кости были найдены на глубине 5,25 метра. По мнению сэра Артура Кита, возраст пласта в Клиши, где были обнаружены человеческие кости, совпадает с возрастом отло­жений в Гелли-Хилл, в которых находился упоминавшийся ранее скелет. Если это так, то костям из Клиши примерно 330

тысяч лет, а глубина залегания человеческих останков (свыше 5 метров) опровергает версию о недавнем захоронении.

Однако Габриэль де Мортийе вдруг обнародовал сделан­ное ему признание рабочего карьера на авеню Клиши о том, что тот спрятал там скелет.

Несколько ученых оставались убежденными в подлин­ности открытия Бертрана даже после рассказа де Мортийе о скелете, спрятанном землекопом в карьере Клиши. Вот что, например, заявил профессор Э. Хэми (Е.Т. Нату): «Открытие, сделанное г-ном Бертраном, представляется мне тем более бесспорным, что оно на авеню Клиши уже не первое. Так, наш уважаемый коллега г-н Ребу (Reboux) обнаружил в том же са­мом месте и примерно на такой же глубине (4,2 метра) челове­ческие кости, которые передал мне для исследования».

По словам Кита, поначалу почти все французские офи­циальные лица придерживались мнения, что возраст скелета из Клиши соответствует возрасту отложений, в которых он, по сообщению Бертрана, и был обнаружен. Но после того как утвердилось мнение о неандертальце как о непосредственном плейстоценовом предшественнике современного человека, французские антропологи исключили скелет из Клиши, кото­рый был древнее неандертальца, из перечня достоверных от­крытий, исходя из того, что представитель современного типа людей никак не мог существовать раньше собственных пред­ков. Действительно, считается, что неандертальцы обитали на Земле в период от 30 до 150 тысяч лет назад, тогда как возраст скелета из Клиши должен превышать 300 тысяч лет.

В сообщении, направленном в Общество антропологии, Бертран привел дополнительные свидетельства в пользу ис­ключительно древнего возраста скелета из Клиши. Он, в част­ности, указал на обнаруженную среди прочих скелетных ос­танков человеческую локтевую кость — крупнейшую из двух удлиненных костей, составляющих предплечье. Когда он по­пытался ее извлечь, локтевая кость обратилась в прах. Этот факт Бертран использовал в подтверждение того, что челове­ческий скелет из Клиши изначально залегал в том слое, где и был обнаружен, поскольку, судя по всему, столь крупную и

одновременно хрупкую кость просто невозможно перенести из верхнего слоя карьера в нижний —- как, по словам землеко­па, он это сделал, — не уничтожив ее во время такого переме­щения. Отсюда следует, что локтевая кость с самого начала находилась в тех отложениях, где ее вместе с остальными ко­стями нашел Бертран.

Фрагменты черепа из Ля-Дениз

В 1840-х годах среди вулканических отложений в Ля-Де-низ (La Denise), Франция, были обнаружены осколки че­ловеческих костей. Особый интерес представляла лоб­ная кость человеческого черепа, которая, по заключению сэра Артура Кита, «не имела существенных отличий от лобной ко­сти черепа современного человека».

Лобную кость извлекли из осадочной породы между двумя наслоениями лавы, из которых один соответствовал плиоцену, а второй — верхнему плейстоцену. Таким образом, возраст кости может быть каким угодно в диапазоне от не­скольких тысяч до 2 миллионов лет. Содержание в ней азота и фтора примерно такое же, как и у костей, относящихся к верхнему плейстоцену и обнаруженных в других местах Франции. Однако подобные сравнения еще ни о чем не гово­рят, поскольку содержание упомянутых элементов в костях сильно зависит от типа отложений, температуры, воздейст­вия воды — всех тех факторов, которые в каждом конкретном месте весьма своеобразны.

Установить истинный возраст лобной кости из Ля-Дениз не представляется возможным, и авторы включили ее в дан­ный обзор, исходя из чисто гипотетической возможности, что ей целых 2 миллиона лет.

Ипсвичский скелет

В 1911 году скелет с анатомическим строением, соответ­ствующим современному человеку, был найден Рэйдом Мойром в отло жениях ледникового периода, состоя­щих из глины и гальки, неподалеку от города Ипсвич (Ipswich) в Восточной Англии. Просматривая несколько последующих отчетов об открытии, авторы обнаружили, что Рэйд Мойр впоследствии изменил свою точку зрения на найденный ске­лет, объявив его достаточно молодым. Поэтому поначалу мы не намеревались включать ипсвичский скелет в данную кни­гу, однако дополнительные исследования подтвердили его, возможно, очень древний возраст.

Скелет был обнаружен на глубине 1,38 метра между на­слоениями глины и гальки и песчаными отложениями ледни­кового периода, возраст которых может достигать 400 тысяч лет. Мойр не отрицал возможности недавнего захоронения скелета, поэтому мы тщательно проверили, оставались ли не­тронутыми напластования в месте его обнаружения и над ним. Что касается состояния костных останков, то, по утвержде­нию сэра Артура Кита, оно примерно соответствовало обыч­ному состоянию костей плейстоценовых животных, которые находят в ледниковых песчаных отложениях.

Открытие, даже несмотря на сдержанность его автора, вызвало сильнейшие возражения. Как отмечает Кит, никто не стал бы отрицать того, что скелет столь же древний, как и ок­ружавшие его глина и галька, если бы он принадлежал при­митивному неандертальцу. «Однако, — продолжает он, — ус­тоявшееся мнение о недавнем происхождении современного человека не оставляет права на существование столь древним экземплярам».

Несмотря на возражения, Мойр поначалу упорно отста­ивал свою точку зрения на древнее происхождение ипсвич-ского скелета. Что же его заставило изменить ее? Поблизости, на том же самом уровне, он обнаружил несколько каменных орудий, схожих с артефактами Ориньякской культуры, воз­

раст которой оценивается в 30 тысяч лет. Новая находка за­ставила Мойра предположить, что напластование из смеси глины и гальки поверх скелета сформировалось именно в ука­занный период путем осадкообразования из остатков первич­ного отложения глины и гальки, сформированного нескольки­ми сотнями тысяч лет ранее.

Тем не менее мы не нашли в отчетах Мойра аргументов, способных убедить нас в недавнем — порядка 30 тысяч лет — происхождении скелета. По всему миру находят исключи­тельно древние, по при этом достаточно замысловатые камен­ные орудия, сравнимые с принадлежащими к европейской Ориньякской культуре. Так, в 1960-х годах подобные орудия были обнаружены в местечке Уэйатлако, Мексика, в отложе­ниях, возраст которых был определен посредством урановых тестов как превышающий 200 тысяч лет. В девятнадцатом ве­ке весьма совершенные каменные орудия неоднократно нахо­дили на золотых приисках Калифорнии, в гравийных плас­тах, относящихся, по-видимому, еще к эоцену. Поэтому мы не можем согласиться с Мойром в том, что совершенные орудия труда, обнаруженные на том же уровне, что и ипсвичский ске­лет, служат достаточным основанием для пересмотра страти­графических данных ради приведения возраста скелета в со­ответствие с предполагаемым возрастом означенных орудий.

Кроме того, с геологической точки зрения у Мойра не было никаких оснований утверждать, что смесь гальки и гли­ны является недавним осадочным образованием. Следова­тельно, наиболее вероятной нам представляется первона­чальная гипотеза самого Мойра —' кстати, зафиксированная Британским геологоразведочным управлением, которое со­ставило подробную карту района, — о первичности напласто­вания глины и гальки, оставшегося впоследствии нетронутым.

Ледниковый песчаный пласт, в котором находился ип­свичский скелет, сформировался, по всей видимости, пример­но 330 тысяч лет назад, в промежутке между наступлением английского оледенения и началом Хокснийского межледни­кового периода. Соответственно возраст ипсвичского скелета находится в диапазоне от 330 до 400 тысяч лет. Некоторые

специалисты считают, что миндельское оледенение (соответ­ствующее английскому) наступило 600 тысяч лет назад, а это отодвигает вероятный возраст ипсвичского скелета еще даль­ше в глубину тысячелетий. С другой стороны, как уже неод­нократно отмечалось, принято считать, что человеческие су­щества современного типа впервые появились в Западной Европе не ранее 30 тысяч лет назад.


0459103927557532.html
0459222307516602.html
0459440613275407.html
0459552575055731.html
0459617072799418.html